Οψιμαθης (tugodum) wrote in ru_mandelshtam,
Οψιμαθης
tugodum
ru_mandelshtam

О.М.--читатель Данта

признаться, до сих читал Комедию выборочно, в целом веря О.М. нА слово.
на днях впервые прочёл 26-ю песнь "Ада".
в шоке.
или я ничего не понимаю, или О.М. читал текст созданный его собственным воображением и лишь местами совпадающий с дантовским.
в частности, моя любимая закавыченная фраза в приведённом ниже отрывке из "Разговора....", воспринимавшаяся мною как как мысль Данта, с которой солидаризируется О.М., оказывается--парафраз речи Одиссея, которой тот, подобно древнему Змею, соблазнил своих товарищей в гибельное плавание, за что и помещён Дантом во Ад !
короче, Дантова перспектива далека от мандельштамовской, как небо от земли.

У Данта расстающиеся и прощающиеся образы. Трудно спускаться по излогам его многоразлучного стиха.

Еще не успели мы оторваться от тосканского мужичонки,любующегося фосфорной пляской светлячков, еще в глазах импрессионистская рябь от растекающейся в облачко колесницы Ильи, — как уже процитирован костер Этеокла, уже названа Пенелопа, уже проморгали Троянского коня, уже Демосфен одолжил Одиссею свое республиканское красноречие и — снаряжается корабль старости.

Старость в понимании Данта прежде всего кругозорность, высшая объемность, кругосветность. В Одиссеевой песни земля уже кругла.

Эта песнь о составе человеческой крови, содержащей в себе океанскую соль. Начало путешествия заложено в системе кровеносных сосудов. Кровь планетарна, солярна, солона...

Всеми извилинами своего мозга дантовский Одиссей презирает склероз, подобно тому как Фарината презирает ад.

«Неужели мы рождены для скотского благополучия и остающуюся нам горсточку вечерних чувств не посвятим дерзанию выйти на запад, за Геркулесовы вехи — туда, где мир продолжается без людей?..»

Обмен веществ самой планеты осуществляется в крови — и Атлантика всасывает Одиссея, проглатывает его деревянный корабль.

Немыслимо читать песни Данта, не оборачивая их к современности. Они для этого созданы. Они снаряды для уловления будущего. Они требуют комментария в Futurum.

Время для Данта есть содержание истории, понимаемой как единый синхронистический акт, и обратно: содержание есть совместное держание времени — сотоварищами, соискателями, сооткрывателями его.

Дант — антимодернист. Его современность неистощима, неисчислима и неиссякаема.

Вот почему Одиссеева речь, выпуклая, как чечевица зажигательного стекла, обратима и к войне греков с персами, и к открытию Америки Колумбом, и к дерзким опытам Парацельса, и к всемирной империи Карла Пятого.

Песнь двадцать шестая, посвященная Одиссею и Диомиду, прекрасно вводит нас в анатомию дантовского глаза, столь естественно приспособленного лишь для вскрытия самой структуры будущего времени. У Данта была зрительная аккомодация хищных птиц, не приспособленная к ориентации на малом радиусе: слишком большой охотничий участок.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments
как отмечает современный комментатор: "Ulysses' final flourish [Inferno, 118-120] not only won over his flagging shipmates, it has become a rallying cry of Romantic readers of this scene, from Tennyson to Primo Levi..."
к этому ряду "романтических читателей" принадлежат и Мандельштам, (Аверинцев ?,) Седакова:
"Данте считал ненасытимую жажду познаний – la sete natural (di sapere) che mai non sazia – естественным и отличительным свойством человеческой природы, главным родом vita activа и залогом нашего счастья в земной и вечной жизни. Жить, чтобы следовать добродетели (мужеству) и познанию (per seguir virtu’ e canoscenza) – в этом благородство нашей природы. Говорит это дерзкий странник Улисс, осужденный, но чрезвычайно, опасно близкий Данте, отважному путешественнику по загробным мирам, desideroso di sapere, как он говорит о себе."
http://www.olgasedakova.com/Poetica/255
плавание гибельное.
Но почему Вы считаете, что именно за него Улисс помещен в ад?
У него много грехов с христианской точки зрения.
меня интересует, что хотел сказать Дант, а не "христианская т.зр.".
узнать это можно только из его текста.
Вот я,прежде чем спрашивать и поглядел, что говорит Дант, перечитал. Он спрашивает:

Слагая в мире мой высокий сказ,
Постойте; вы поведать мне повинны,
Где, заблудясь, погиб один из вас?

И ему отвечают именно на этот вопрос.

И весь рассказ - ответ на этот вопрос. А вовсе не на вопрос "за что Одиссей в аду?"
Поэтому Ваша фраза "соблазнил своих товарищей в гибельное плавание, за что и помещён Дантом во Ад " не подтждается текстом песни.
За что страдает Одиссей в аду, об этом говорится ранее

Улисс и Диомед, и так вдвоем,
Как шли на гнев, идут путем расплаты;

60 Казнятся этим стонущим огнем
И ввод коня, разверзший стены града,
Откуда римлян вышел славный дом,

63 И то, что Дейдамия в сенях Ада
Зовет Ахилла, мертвая, стеня,
И за Палладий в нем дана награда

но ведь это художественное произведение--причём, как говорять, гениальное--а не репортаж.
поэтому и вопрос заданный Одиссею, и его ответ должны рассматриваться не как сообщение о чем-то, а как средства выражения Дантом своей мысли.
уже сам выбор слов ("заблудясь, погиб") в этом контексте о многом говорит.
как и то, что Дант своего Одиссея топит в океане--и в какой момент!
мы же не можем предполагать, что он не знаком с гомеровским сюжетом....
Дант, не Гомер, наказывает Одиссея не-возвращением домой.
лишая его той "кругосветности", которой Мандельштам так восхищается.
Гипотезы уместны, если нет ясного ответа. Данте четко формулирует за что Одиссей так страдает. Но как любопытный человек расспрашивает Одиссея. Кстати у Гомера содержится пророчество о будущей судьбе Одиссея. из него ясно, что потом Одиссей в самом деле снова устремится в странствие, что не будет он все время с Пенелопой.
Он будет странствовать, пока не попадет в края, где не знают, что такое весло, и примут его за лопату. Так пишет Гомер. Так что версия Данте вполне стыкуется с Гомером.
* как любопытный человек расспрашивает....
---------------
.... и сам же, как богослов и поэт, удовлетворяет своё любопытство.
вот, что интересно. т.е. каков здесь "message" Данта самому себе.
(что он стыкуется с Гомером, конечно, делает честь его таланту)
У Данте так много можно исследовать явного, что обозначенно лишь отрывочно или метафорой. Особенно мне интересны песни о Рае.
Здесь же я лишний раз убеждаюсь, что Данте во многом нелинеен. Тот факт, что Одиссей осужден за обман - не лишает его уважения в глазах Данте. Неукротимость Одиссея скорее вызывает восхищение поэта, так мне думается. по крайней мере - ясно, что Данте не может себе представить Одиссея мирно доживающим свой век в постеле близ жены.
* Тот факт, что Одиссей осужден за обман
---------------
в том-то и дело, что это никакой не "факт".
вернее, факт в смысле: плод Дантова воображения.
почему бы ему не поместить Одиссея в первый круг?
ну разумеется, фактом является то, что Данте так написал.
Не знаю. И стараюсь не заслонять текст Данте воображением.
и я стараюсь "не заслонять".
но не-сказанное иногда красноречивее, чем сказанное.
В данном случае Мандельштам как раз о сказанном. И - красноречиво.
разумеется. и даже красноречивей, чем у Д.
а не-сказанное проигнорировано.

revoltp

February 5 2014, 19:51:31 UTC 3 years ago Edited:  February 5 2014, 19:51:53 UTC

А может быть не проигнорировано, но заполнено иначе. Не противоречащим сказанному образом.
Но я рад, что Вы согласились: Мандельштам прочитал именно то, что Данте написал.
я согласился с тем, что М. взял у Д. закавыченную фразу и сочинил для неё другой контекст, к Д. и близко не лежащий.

revoltp

3 years ago

tugodum

3 years ago

revoltp

3 years ago

tugodum

3 years ago

revoltp

3 years ago

tugodum

3 years ago

tugodum

3 years ago